Как говорить с приемным ребенком на трудные, болезненные темы

семейстр

Статья Holly van Gulden, перевод Татьяны Панюшевой, нейропсихолога

 «Как нам сказать нашей приемной дочери, что у нее есть родной старший брат, проживающий с ее кровной матерью?»

«В документах указано, что кровная мама нашего сына была изнасилована. Должны ли мы говорить об этом сыну?»

«Мы написали в агентство, чтобы получить больше информации о кровной семье нашего сына.

Агентство связалось с его кровной матерью для получения более детальной информации, и оказалось, что отец Дэвида в настоящий момент находится в тюрьме. Дэвид, которому сейчас 9 лет, продолжает спрашивать, не получили ли мы известий из агентства о его семье. Что нам делать?»

 Родители, обладающие потенциально болезненной информацией об истории жизни ребенка и/или его кровной семьи, сталкиваются с огромным количеством сложных, тяжелых выборов. Эти проблемы выбора включают следующие вопросы/сомнения:

Должны ли мы делиться этой информацией с ребенком? Если да, то когда, в каком возрасте, на какой стадии его развития? Как нам представить ему эти факты? Насколько много и подробно стоит рассказывать? Кто должен рассказать?

Я искренне верю, что дети нуждаются в своем прошлом – хорошем, не очень хорошем, радостном, болезненном, простом, трудном. В моем жизненном опыте как родителя и как консультанта по вопросам приемных детей ни разу не было случая, когда бы я поддержала родителей в решении не делиться информацией с ребенком. Я всегда концентрировалась на том, как донести до ребенка информацию: когда, насколько подробно и в присутствии кого. Когда бы я ни приступала к этой работе вместе с семьей, я акцентирую необходимость собрать множество «других» фактов о прошлом ребенка – его кровных родителях как личностях и/или их расовых и культурных особенностях. «Негативная» информация обязательно должна быть представлена как небольшая часть общей картины, а не как законченный образ.

Именно сейчас самое время поделиться с ребенком информацией! Дети, защищенные от болезненной информации, обязательно обнаружат эти «факты» о своей истории или своем происхождении в детстве или более зрелом возрасте – даже в случае международного усыновления. Вскрытие таких тщательно скрываемых секретов может и часто приводит к чувству измены, предательства со стороны приемных родителей, стыду и пр.

Хотя это сложно, подчас болезненно, но эти «факты» являются важными кусочками истории вашего ребенка. Часто информация, которую родители хотят скрыть, чтобы защитить их ребенка от боли или от формирования негативного представления о себе (мои кровные родители «плохие», значит, и я плохой), являются ключами к загадочному для каждого приемного ребенка вопроса: «Почему меня не растят мои кровные родители?». Каждое человеческое существо имеет потребность и право на знание фактов своего прошлого, истории своей семьи. Утаивание информации под предлогом болезненности или постыдности лишает наших детей возможности сформировать со временем ясную картину тех лиц и тех сил, которые влияли на ход их жизни, а также шанса развить стратегии совладания с болезненными переживаниями, переработки сложной информации. Хранение секретов особенно между поколениями в одной семье подразумевает, что утаиваемые факты позорны.

 

Я считаю, что профессиональным консультантам по семейному устройству и родителям важно помнить, что существуют дети, продолжающие жить с кровными родственниками, и они сталкиваются с этими сложными ситуациями постоянно. Не все женщины, забеременевшие вследствие изнасилования, отдают своих детей на усыновление. Некоторые из них сами растят своих детей. Профессионалы должны рассматривать вопросы: «Должен ли я, основываясь на своей профессиональной оценке ситуации, рекомендовать чтобы мать скрывала факт истории зачатия от своего ребенка — изнасилование? инцест? Должен ли я рекомендовать, чтобы мужчина или женщина, чей супруг или супруга находятся в местах лишения свободы, утаивали это от детей, пока они слишком малы, чтобы это понять? Надо ли советовать, чтобы бабушка или тетя, воспитывающие внуков или детей своих братьев или сестер, скрывали от них, что их мать растит их сиблингов (родных братьев или сестер)?» Ответ на все эти вопросы чаще всего «НЕТ!» Секреты губительны, в том числе и для детей. Большинство профессионалов в данной ситуации разрабатывают осторожный план того, как обходиться с негативной информацией с тем, чтобы предоставить факты ребенку до достижения ими зрелого возраста, обычно до начала подросткового возраста.

Есть несколько решающих моментов, касающихся того, Как, Что и Когда рассказывать ребенку.

Проверьте имеющиеся факты. Откуда поступила имеющаяся информация? Кто ее предоставил? Жизненно важно проверить не только сами факты, но и их источник. Целью является достижение ясности: что основано на фактах, что является спекуляцией, кто рассказал или зарегистрировал их; как тот, кто предоставлял информацию, оценивал ее? Используют они критический, оценочный или осуждающий язык? Иногда существенная информация оказывается предположением, косвенным намеком, или интерпретацией. Если у Вас есть информация, как Вы ее получили? У Вашего ребенка в конечном счете будет доступ к тем же источникам, которые у Вас есть – документы о помещении ребенка в Вашу семью, найденные кровные родственники, информация от социальных работников. Предположения и интерпретации, не основанные на четких фактах, должны быть отделены от достоверной информации. Например: «Социальный работник полагает, что твоя кровная мама была проституткой, так как… Она записала информацию без ее фактической проверки. Это может быть правдой, а может быть и нет».

После проверки информации на достоверность, родителям стоит потратить время для обсуждения, настолько открыто и честно, насколько это возможно, своих собственных оценок данных событий. Систематизируйте и рассмотрите свои взгляды. Вы можете ценить воздержание или девственность до свадьбы и учиться удерживаться от осуждения тех, кто не разделяет Вашего мнения. Пожалуйста, проходите этот этап осторожно и честно – в идеале с профессиональной поддержкой. Ваши неосознаваемые оценки кровной семьи Вашего ребенка будут передаваться ему в процессе разговора: через Ваш тон, подбор слов, невербальные сигналы — позу, выражение лица и т.д. Дети считают все эти характеристики/признаки Вашего отношения, интерпретируя информацию, свое наследие от кровной семьи, и, в конечном счете, самих себя как нечто постыдное. Родители должны поддерживать обсуждение информации, отслеживая то, как они выражают свое отношение, какие сигналы они посылают ребенку, чтобы чувствовать себя комфортно, обращаясь с данным материалом. Спокойствие — это та цель, к которой движутся родители, учась распознавать свое отношение, признавать его, и делиться темами, вызывающими у них дискомфорт. Например, «Линда, я знаю, что я испытываю напряжение всякий раз, когда мы обсуждаем твоего кровного папу, находящегося в тюрьме. Мое напряжение возникает из-за моего беспокойства и заботы о тебе и моего желания, чтобы ты не чувствовала вину или стыд за те выборы, которые делал в своей жизни твой отец».

 

Завершение неоконченных утверждений может помочь родителям распознать свои оценки и суждения про людей (кровная семья Вашего ребенка), вовлеченных в эти непростые ситуации. Попытайтесь дописать незаконченные предложения, например, как приведенные ниже:

Человек, совершивший насилие, является…

Человек, сидящий в тюрьме – это…

Жертва насилия – это…

Женщина, отдавшая своего ребенка на усыновление – это…

Женщина, воспитывающая двоих детей и отдавшая третьего ребенка на усыновление, — это…

 

Помните, что целью приведенного упражнения является распознание Ваших реакций на людей, имеющих отношение к истории жизни Вашего ребенка, и прояснение, хотите ли Вы, и если хотите, то как, поделиться своим отношением с ребенком. Насилие не является нормой. Это не приемлемое поведение. Если Ваш ребенок был зачат вследствие насилия, Вам следует научиться разделять неприемлемый факт агрессии от человека, кровного отца Вашего сына или дочери. Если Вы не можете отделить поведение от самого человека – не имеет значения, насколько потрясенными и злыми Вы себя ощущаете – Ваш ребенок не сможет научиться разделять свои чувства к самой кровной семье от неуместного и неприемлемого поведения.

Вашему ребенку потребуется руководство и образец для того, чтобы отделить ситуацию его или ее появления на свет от его/ее чувства собственной ценности и образа себя.

Оцените готовность ребенка к восприятию информации. Обращение к этому может:

- помочь родителям составить мнение об имеющемся у ребенка представлении о себе, способности справляться с эмоциями и перерабатывать тяжелую информацию когнитивно и эмоционально;

- способствовать исследованию родителем его/ее собственных реакций на ситуацию, как когнитивных, так и эмоциональных. Посмотрите на основные этапы развития.Естественной реакцией родителей часто бывает планирование преподнесения непростой информации ребенку тогда, когда он подрастет, возможно, в подростковом возрасте. По моему опыту, это далеко не оптимальная стадия развития для обсуждения болезненных фактов. Подростки решают одновременно две задачи на этом этапе жизни, потенциально делающие проблематичным восприятие этой сложной информации: индивидуация и сепарация. Подросток переоценивает и заново осмысляет ответ на вопрос «Кто я?», базирующийся частично и на осознании своей жизненной истории на данный момент времени. Также они готовятся покинуть семейное гнездо. Это критический и сложный период развития, в ходе которого вводить новую и в том числе негативную информацию про историю семьи молодого человека не представляется наилучшим вариантом. Тогда как они предстают наиболее уязвимыми и ранимыми, дети более младшего возраста в основном воспринимают негативную информацию проще – не без боли, смятения и некоторого самообвинения, но с меньшим потенциалом принятия на себя ответственности, вины и стыда за поступки других людей. Дети в возрасте 8-10 лет обладают большим количеством времени для работы с полученным материалом, чтобы прийти к позитивному представлению о себе до того, как они эмоционально начнут отделяться от семьи.

 

Оцените, на какой стадии  развития находится Ваш ребенок в настоящее время. Выбор момента разговора зависит от индивидуальных особенностей развития Вашего ребенка. Если Вы полагаете, что образ себя у ребенка слишком негативный или самообвиняющий для восприятия непростой информации без присвоения себе стыда за нее, тогда Вам стоит спланировать: a) обратиться к негативному представлению ребенка о себе, помочь ему в формировании положительного образа Я; b) помочь ребенку укрепить привязанность; c) помочь ребенку различать свои эмоции и выражать их подходящим образом, особенно гнев, злость, фрустрацию, грусть, отчаяние, страх и беспомощность; d) поделиться с ним информацией только тогда, когда Вы ощутите заметный прогресс.

Помните, что дети чувствуют, когда что-то от них скрывается и держится в секрете, и заключают из этого, что с ними самими что-то не так. Сокрытие деталей из истории жизни ребенка может укреплять чувство стыда. Оценивая готовность ребенка воспринять информацию, определите имеющиеся у ребенка копинг-стратегии ивозможности когнитивной и эмоциональной переработки информации. Решение подождать, пока ребенок сформирует положительный образ Я, погружает ребенка в неопределенность, лишая его возможности понять и принять реальные факты своей жизни и своей родословной. Постоянная профессиональная поддержка, обсуждение болезненной информации, определение чувств и реакций ребенка, укрепление его в позиции, что это было поведение и/или выборы других людей, а не самого ребенка, может помочь ребенку преодолеть стыд, основанный на негативном восприятии самого себя.

Внимательно продумайте, какие слова использовать для изложения информации ребенку. Помните, что Ваша цель быть открытыми, искренними и заботливыми; строить беседу, не уклоняясь от вопросов, чтобы помочь ребенку воспринять непростую информацию. Спланируйте, кто будет присутствовать при этом. Запишите имеющиеся факты, предположения и те слова, которые кажутся Вам эффективными для описания. Если возможно, пусть присутствует профессиональный ассистент, который сможет помочь Вам в этой беседе и в дальнейшем. Помните, что восприятие и переработка информации потребует времени! Вашему ребенку обязательно нужен доступ к людям, которые могут определить и понять их чувства и скорректировать неверные истолкования.

В заключение: если как родители Вы боретесь с вопросом, стоит или нет посвящать ребенка в некоторые факты из истории жизни ребенка или его семьи, то я рекомендую Вам обратиться за профессиональной консультацией, чтобы решить, как и когда это сделать. Обратитесь в Ваше агентство по семейному устройству или в группу поддержки приемных родителей за рекомендациями, где можно получить консультацию (социальным работникам, семейным терапевтам, психологам, психиатрам и пр.).Если Вы знаете сотрудника организации помощи приемным семьям, которому Вы доверяете, но у которого нет опыта работы с потенциальными последствиями изнасилования, инцеста, нахождением в местах лишения свободы, помещением в семью ребенка при том, что его сиблинг остается в кровной семье и т.д., то я советую Вам проконсультироваться у психолога, имеющего такой опыт.

И наконец, обратитесь за поддержкой, если чувствуете себя ошеломленными, переполненными противоречивыми чувствами. Разделение тяжелой информации с Вашим ребенком и его сопровождение в процессе ее восприятия, переработки этой части его или ее истории может сделать вас ближе друг к другу.