Почему дети редко заговаривают о своем приходе в замещающую семью?

семейстр

Статья Virginia Keeler-Wolf, перевод Татьяны Панюшевой, нейропсихолога

 Родители часто говорят, что их дети редко заговаривают о том, как они попали в приемную семью, и не выказывают интереса, когда родители поднимают эту тему. Значит ли это, что указанные вопросы их действительно не волнуют?

 

 Сам факт приема в семью, чтобы быть полностью принятым, требует многих лет жизни человека (в том числе и в подростковом, и во взрослом возрасте). Для дошкольников самое раннее понимание данного вопроса может заключаться в том, что усыновление – просто путь, которым они попали в семью. Маленьким детям следует излагать простым языком объяснения и рассказ об их рождении и истории принятия в семью. В ходе таких бесед дети знакомятся с фигурами важных для них людей, сыгравших роль в их жизни в кровной и приемной семье. Рассказывая историю принятия ребенка в семью, важно обозначить Ваши мотивы при принятии этого решения. Критическим является признание важности роли кровных родителей и того, что послужило причиной невозможности жить и воспитываться в кровной семье. Дети в часто любят слушать рассказы про то, как родители готовились к их прибытию и про подробности их вступления в семью. Дети также нуждаются в том, чтобы слушать историю про их рождение – это приобщает их ко всему человеческому роду в целом и повторяет тот одинаковый для всех путь, которым дети на земле приходят в жизнь. Как первый, так и второй тип историй необходимо рассказывать детям регулярно, с добавлением в ходе времени деталей, которые ребенок становится способен понять.

 Согласно клиническому психологу Мэри Воткинс и психоаналитику Сьюзен Фишер (обе они являются также приемными мамами) в их книге «Разговор с маленькими детьми про их путь в семью», задачей родителей является не просто информирование детей о том, что они приемные, и не только умение дозировать информацию в зависимости от возраста ребенка. Родители должны учиться внимательно прислушиваться к ребенку, чтобы понять, как он воспринимает и переживает тот факт, что он приемный, и что это означает для ребенка на разных возрастных этапах. Эта способность слушать и слышать может стать для родителей серьезным вызовом, так как обсуждение приема ребенка в семью подразумевает взаимодействие двух людей (Вас и вашего ребенка), которые не только отличаются стадией развития, на которой они находятся, но разнится и их опыт и отношение к опыту, полученному в ходе принятия в семью ребенка.

 Исследования доктора Дэвида Бродзински показали, что приемные родители, в особенности матери, скорее переоценивают знания и представления детей о своем приеме в семью, и понимание этого. Он советует родителям не прекращать обсуждение преждевременно из-за ошибочного убеждения в том, что ребенок, который может говорить про прием в семью, понимает это. Родители должны уделять внимание тому, как развивается понимание ребенка, чтобы знать, с какой стороны он испытывает в данный момент интерес к истории своей жизни и способен воспринять идеи, которые еще несколько недель назад практически не привлекали его внимания.

 Что делать родителям? Если для родителей типично переоценивать понимание детьми фактов их биографии, то как они могут оценить интерес своих детей и их готовность к восприятию большей информации? Лучший способ к пониманию интересов и вопросов детей – слушать тот язык, который они используют, чтобы разобраться в окружающем мире и жизни. Универсальный язык детей представляет собой игра. Их придуманные истории, роли, которые они берут на себя, игры отражают их самих и проблемы и темы, их интересующие, которые они пытаются решить.

 Один из способов прикоснуться к внутреннему миру ребенка — это «игровое время», совместно проводимое взрослым с ребенком. Пассивная активность, такая как чтение рассказов, собирание паззлов или совместный просмотр видео, важны и играют также образовательную роль, но не могут заменить «игровое время». Целью игрового времени является полная вовлеченность в совместную с ребенком активность, куда бы она ни была направлена самим ребенком. «Игровое время» подразумевает выделение специального периода времени (около 20-30 минут) каждую неделю для совместного времяпрепровождения с ребенком. Выключите телефон и телевизор, так чтобы не было ничего отвлекающего вас. В это время позвольте себе спонтанную и неструктурированную роль, следуя за своим ребенком. Цель, согласно Стэнли Гриспан, доктору медицины, автору книги «Игровая площадка: понимание эмоциональной жизни вашего ребенка-школьника» и стороннику необходимости «игрового времени», настроиться на ребенка на его уровне. В это время именно ребенок направляет ход разговора или ход игры.

 В идеальном варианте игровое время наступает спонтанно, но в условиях современной загруженной жизни этому помогает введение специального времени. С маленькими детьми игровое время будет сконцентрировано на игре. Доступ к игрушкам, костюмам и другим игровым материалам играет важную роль.

 Единственным правилом является следующее: во-первых, ни Вы, ни ваш ребенок не имеете права ничего ломать или причинять вред кому-то из вас; во-вторых, главенствующим в полной мере является ребенок. От вас не требуется стараться проанализировать неосознаваемые элементы игры ребенка или пытаться интерпретировать его чувства по поводу нее. Но если у вас будет больше опыта наблюдения за миром игры вашего ребенка, вы сможете замечать повторяющиеся эмоционально нагруженные темы (возможно, вопросы о сходствах и отличиях между людьми, о потерявшихся игрушках/детях/животных и пр.).

 Ваша задача – помочь ребенку коммуницировать на более глубоком уровне о чем угодно, что его или ее интересует. Если Вы заинтересованный участник и проникновенный слушатель, то сможете помочь вашему ребенку в исследовании их проблем и вопросов. Существенно, что Вы позволяете ребенку руководить в процессе игрового времени. Если ваша дочка хочет, чтобы Вы были маленьким потерявшимся котенком, спросите ее, как Вы должны играть роль – как себя чувствует котенок? Котенок испуган, обеспокоен, голоден или…? Дайте возможность ребенку самому определить течение драмы. Вопрос, как можно разобраться с  дилеммой котенка, решает ваш ребенок, а не Вы. Если ваш ребенок хочет заползти под вашу кофту и воображать снова и снова, что он растет в вашем животе, и что Вы его рождаете, делайте так, как он вам говорит. Не используйте это время на то, чтобы корректировать и поправлять ребенка; скорее, чем неверное понимание реальности, это проигрывание ребенком его желаний относительно Вас. Если Вы чувствуете необходимость прокомментировать действия ребенка, Вы тоже можете поделиться с ним своим желанием того, чтобы ребенок вырос у вас в животе.

 Для приемных родителей, у которых отношение к потере отличается от такового у их детей, может быть болезненным играть роль потерявшегося котенка без попыток повернуть игру в сторону счастливого окончания. Воткинс и Фишер поясняют, что родителям следует не только слушать и замечать сходства в представлениях детей об их приеме в семью с их собственными, но и обращать внимания на различия в представлениях. «Эти отличия представляют собой не просто те моменты, которые должны быть скорректированы, а может представлять собой  выражение того, как принятие в семью переживается данной личностью.»

 Многие родители стараются слишком сильно контролировать игру или беседу в ходе игрового времени. Взрослым может быть неуютно в минуты тишины, и они преодолевают это, задавая слишком много вопросов. Для большинства родителей первые несколько недель время для игры кажется трудным, так как они не могут отказаться от своей контролирующей позиции. Гриспан считает, что если у Вас есть ясные и четкие предположения о том, что ваш ребенок скажет или сделает в следующую секунду, Вы, возможно, слишком директивны. Ваше игровое время должно быть наполнено догадками, когда ваш ребенок следует в новом направлении, свежими решениями проблем, отличающимися развязками старых историй и событий. Играя, помните, что ваша роль помогающая: не задаю ли я слишком много вопросов? Не говорю ли я ребенку, что ему следует делать? Знаю ли я, что последует дальше? Если хоть на один из этих вопросов вы отвечаете положительно, тогда отступите немного, сдержитесь и старайтесь больше слушать.

 Игровое время предполагает, что мы снижаем привычный нам темп и свойственную нам привычку корректировать «неверное» понимание или восприятие нашего ребенка. Это может оказаться трудным – просто расслабиться и помогать ребенку продвигаться в выбранном им направлении. Вам надо участвовать в игре без ее обсуждения. Чтобы вовлечься в игру, вы можете, к примеру, сказать: «Ты хочешь, чтобы я был кем-то из зверей в лесу?», «Что я должен делать теперь?». Вы хотите быть актером в драме, которую ставит ваш ребенок.

 Родители иногда говорят: «ему неинтересно говорить или играть со мной. Он поворачивается спиной, когда я пытаюсь включиться в игру». Это может звучать обескураживающе, но любое поведение следует рассматривать как взаимодействие. Вместо того чтобы чувствовать себя выключенным, Вы можете принимать предложения ребенка и вместе с ним исследовать эти темы, экспериментировать с ними, позволив себе настроиться на одну с ним волну и стать частью внутреннего мира вашего ребенка. Неструктурированная, направляемая ребенком игра может оказать мощное влияние на вашего ребенка. Она вызывает сильное чувство уважения его личности, его ценности и  уникальности, чувство защищенности и любви, ощущения, что тебя понимают. Это позволяет вашему ребенку узнать, что Вы им интересуетесь как личностью. Игровое время предоставляет возможность вашему ребенку проработать свои неопределенные, не до конца оформленные чувства – злость ли это, тревога, грусть или что-то еще – в атмосфере ваших теплых, любящих взаимоотношений.

 Для дальнейшего ознакомления с применением игры, в которой руководит ребенок, с целью формирования у него чувства безопасности, доверия и самоуважения, см. следующие книги: «Talking with Young Children About Adoption» Watkins and Fisher; «Playground Politics» Greenspan; и «How To Talk So Children Will Listen», «How To Listen So Children Will Talk» Adelle Faber.