Венгерский опыт решения проблем детей без родительской опеки

зарубопыт

Мария Герцог, профессор социологии, Будапештский университет.

Мировая практика последних десятилетий со всей убедительностью доказывает, что предупреждение возникновения неблагополучных семей становится самой важной задачей в улучшении положения детей.

Это вовсе не означает, что роль детских домов или аналогичных им форм опеки над детьми из кризисных групп становится менее важной. Они, несомненно, необходимы и нуждаются в государственной и общественной поддержке, включая финансовую помощь. Но совершенно ясно, что профилактика неблагополучия, ориентированная на ликвидацию причин, более эффективна, чем вмешательство, смягчающее последствия, но не решающее проблему. Родители неблагополучных детей очень часто сами воспитывались в неблагополучных семьях. Дети, выросшие без семьи, оказываются не готовыми к созданию и созиданию собственных семей. Другими словами, неблагополучие ребенка в семье, как правило, имеет последствия на последующих этапах жизни личности и становится базой для неблагополучия новых поколений. По западным исследованиям известно, например, что 80% насильников были жертвами насилия в своей семье. Таким образом, профилактика не только результативнее как метод, но и является более дешевой с экономической точки зрения.

В ст.9 Конвенции ООН о правах ребенка подчеркивается «Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем, или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка”.

Даже трудные семьи порой лучше, чем детские дома, так как дети там приобретают опыт семейной жизни, видят конкретные жизненные примеры, которые очень важны.

Исследования по детям, выросшим в государственных институтах опеки, засвидетельствовали, что сироты после того, как покидают свои убежища, остаются без всякой поддержки, за ними никто не стоит. Они переживают стресс, испытывая чувства страха и неуверенности. Очевидно, именно этим объясняется тот факт, что мальчики-воспитанники детских домов хотят быть солдатами, потому что в большом коллективе к ним возвращается ощущение безопасности. Заставляет задуматься и тот факт, что 80% венгерских несовершеннолетних осужденных, которые совершали побег из колоний, приходили к себе домой, т.е. в семью, даже если ее можно охарактеризовать как трудную.

Данные других национальных исследований также свидетельствуют о том, что, несмотря на все проблемы, именно семья продолжает оставаться самым важным институтом социализации. В США, Англии, Германии не только признают это положение, но и в соответствии с ним изменяют социальную политику: самой эффективной считается помощь семье, даже если эта семья трудная. Основным пунктом законодательства становится помощь родителям и «государственный надзор» за процессом решения детских проблем прежде всего с участием и поддержкой семьи.

Следует подчеркнуть, что финансовые причины не могут быть достаточно вескими, чтобы отлучить ребенка от семьи, ибо, как уже отмечалось, потеря эмоциональных контактов негативно влияет на ребенка и сказывается затем на всем жизненном пути.

Если говорить о Венгрии, то сегодня 1/3 детей живут ниже официального уровня бедности. За решение проблем неблагополучных детей ответственны местные органы. Созданы специальные детские службы. Одними из них являются так называемые «детские деревни», в которых есть директор, доктор и медицинская сестра, социальный работник, юрист. На локальном уровне только тогда, когда после работы со всеми специалистами ситуация по-прежнему не изменяется к лучшему, может быть принято решение об отлучении ребенка от семьи.

В этом случае прежде всего ведется поиск родственников или знакомых ребенку людей. Задача социальных работников состоит в том, чтобы обеспечить ребенку, хотя бы частично, привычное окружение, где он родился и рос. Если даже взрослые нередко страдают от перемены обстановки, то что же говорить о детях? При этом желательно, чтобы ребенок имел возможность вернуться в свою родную семью. Биологические родители нужны детям даже в том случае, когда они «трудные». С этой точки зрения усыновление делает невозможным или очень затрудненным возвращение ребенка в его семью в отличие от фостерных семей, куда он приходит лишь на определенное время.

Социальных работников прежде всего должно волновать не то, какие дети попадают к фостерным родителям, а то, какие это родители. Сегодня в Венгрии иностранец может усыновить ребенка только в том случае, если не представляется никакой возможности для решения проблем ребенка в стране. К 2002 г. в Венгрии ожидается закрытие всех учреждений, где находятся более 40 детей. Большой детский дом в чем-то подобен «черному ящику», когда никто не знает, что происходит. Мы стремимся к тому, чтобы в детском доме условия проживания были приближены к семье. В больших детских домах дети не участвуют в обслуживании, а в маленьких у них появляются для этого возможности. Детей учат стирать, убирать, делать покупки, что оказывается очень важным для дальнейшей жизни. В последние годы усилия были направлены также на то, чтобы приблизить к семейному стиль взаимоотношений воспитателей и детей. Нельзя утверждать, что везде и повсеместно ребенку гарантировано уважительное отношение, обращение к нему с просьбой, а не только с требованием. Предстоит еще многое сделать для улучшения психологической подготовки учителей и воспитателей, работающих с детьми-сиротами или с детьми из неблагополучных семей. Необходимо расширить штат и побеспокоиться о квалификации психологов, однако важно уже то, что изменения начались. Еще одним свидетельством позитивных изменений является появление в Венгрии детских домов, которые принимают не только ребенка, но и семьи.

Мы положительно относимся к тому, что на уровне района в детском доме, как правило, проживают 12-13 детей. При этом воспитанник может оставаться там не до 18, а до 24 лет. За последние 3 года были обнаружены и подготовлены к приему детей 300 семей, что и дало возможность закрыть детские дома. Половина детей, нуждающихся в опеке, находится в фостерных семьях, а другая — в детских домах. Даже для такой категории, как малолетние преступники начали создаваться не колонии, в которых сосредотачивается значительное количество несовершеннолетних, а небольшие дома, где до 21 года под надзором полиции идет наблюдение за осужденными.

Стоит напомнить о том, что до Второй мировой войны больше 80% детей, нуждающихся в государственной и общественной опеке, помещались именно в фостерные семьи. Однако после войны «по советской модели» были построены большие дома, целые детские города, в которых количество воспитанников доходило до тысячи. Только 20% детей из всех нуждающихся помещались в семьи. В 70-80-е годы выяснилось, что дети, выросшие в детских домах, в сравнении с воспитанниками фостерных семей, не претендуют на достижение высокого социального статуса, получение высшего образования. Кроме того, они не приспособлены к жизни, не владеют навыками самообслуживания, испытывают трудности в построении взаимоотношений. Статистические показатели разводов и преступности также оказались выше у выпускников детских домов. Все это заставило задуматься и при появившейся возможности предпринять конкретные шаги для сокращения и разукрупнения детских домов, с одной стороны, и возвращения и развития фостеринга на новом этапе общественного развития Венгрии, с другой стороны. При этом был учтен опыт Англии, Австрии, Голландии.

Из 10 млн. венгерского населения 3 млн. — это дети. 8 тыс. детей воспитываются в фостерных семьях, и столько же — в детских домах и школах-интернатах. В стране созданы 400 детских домов, где воспитываются 12-13 человек.

Что касается фостерных семей, то здесь важным компонентом является формирование и обеспечение квалифицированной работы команды профессионалов, которая оказывает консультативную и практическую помощь семье.

Кроме финансовой дотации обязательными являются обучающие программы для фостерных семей.

Традиционные фостерные семьи, где количество детей не превышает 5, обучаются по 60-часовой программе. Для профессиональных фостерных родителей, берущих на воспитание до 8-10 детей, разработана 360-часовая обучающая программа.

Однако, по мнению специалистов, оптимальным является воспитание в фостерной семье 1-3 детей одновременно. Эта точка зрения учитывает, что дети, попадающие в фостерную семью, требуют особого внимания. Очень часто они имеют не только различные заболевания, интеллектуальные проблемы, но и тяжелые моральные травмы. Это требует от фостерных родителей особого внимания, особых знаний и усилий. Они очень устают.

В обучающих программах для фостерных семей применяются интерактивные методики и супервизия, предполагающая в одно и то же время консультативную поддержку и коррекцию. Каждые три месяца консультанты-супервизоры встречаются с родителями и обсуждают волнующие их вопросы и проблемы. Обучающие программы помогают установить контакт между фостерными семьями. Не единичны случаи, когда такие семьи приходят на помощь друг другу. Так, например, если фостерные родители захотели взять отпуск, то осуществить этот замысел нередко помогает другая фостерная семья, которая на время их отсутствия берет заботу о ребенке или о детях на себя.

При осуществлении обучающих программ обращается внимание на «задействование» опыта каждого из фостерных родителей. Главные задачи фостерной семьи состоят в том, чтобы защитить и вырастить ребенка, создавая для него безопасное, здоровое окружение и соответствующие условия для культурной и духовной идентификации. Фосгерная семья должна учитывать потребности развития и проявить заботу об обогащении социальных взаимоотношений ребенка. Фостерные родители, по сути, являются основными «игроками» в команде профессионалов, опекающих ребенка.

Кто же эти люди, которые хотят стать и становятся фостерными родителями? Прежде всего, они любят детей. Как правило, хотя бы один из таких родителей сам рос в большой семье. Нередко мотивацией для того, чтобы принять детей на воспитание в семью, является потеря в результате болезни или несчастного случая собственного ребенка.

В Англии 80% детей, нуждающихся в устройстве, находятся в фостерных семьях. Среди потенциальных фостерных родителей много таких, кто уже воспитал 2-3 детей, которые выросли и покинули их дом. Женщины в этих семьях не ощущают себя жертвами материнства, они не стремятся к карьере и у них есть силы и опыт для того, чтобы воспитывать детей, нуждающихся в поддержке. Их жизнь наполняется новым смыслом. И эмоционально они приобретают больше, чем отдают. Такие люди есть не только в Англии, но и в Венгрии. Задача социальных работников состоит в том, чтобы найти их, найти тех, кто готов работать 24 часа в сутки, без выходных круглый год. К этим людям необходимо проявить чрезвычайное внимание, помочь им оценить свои возможности и потенциал.

За последние 10 лет в Венгрии появилось очень много безработных в сельской местности. С учетом этого совместно с Министерством труда была разработана и реализована программа подготовки фостерных родителей из числа семей сельскохозяйственных районов. Традиции многодетности, наличие собственного дома и подсобного хозяйства помогают успешному «внедрению» фостеринга. Такое решение способствует и улучшению социально-экономической ситуации как региона в целом, так и отдельных семей.

На сегодняшний день в Венгрии существуют различные типы фостерных семей.

Один из них — так называемые срочные фостерные семьи, в которых ребенок пребывает до трех месяцев в случае пожара, наводнения, внезапной болезни биологических родителей, их тюремного заключения или какого-либо другого инцидента.

При этом нет необходимости помещать детей в приюты, так как через короткий срок все может уладиться и прийти в норму. В этом случае желательно, чтобы срочная фостерная семья проживала в том же регионе, где ребенок проживал со своей биологической семьей.

Фостерные родители с самого начала знают, что ребенок приходит в их семью лишь на короткий срок. Нередко фостерные родители вместе с ребенком, или без него, посещают биологических родителей. Оплата срочных фостерных родителей осуществляется с учетом количества детей и за каждый день их пребывания. Фостерные родители из «срочной службы» очень рады, когда дети приходят в гости, сохраняют контакты с ними и после своего возвращения в биологическую семью.

Кратковременная фостерная помощь оказывается и тогда, когда биологические родители вынуждены «в плановом порядке» лечь в больницу или уехать в командировку. В этих случаях предполагается, что через некоторое время ребенок опять вернется в семью.

Целый ряд возникающих жизненных ситуаций требует длительного фостеринга. И тогда предполагается, что ребенок никогда не окажется вновь со своими биологическими родителями и в то же время не будет усыновлен. При оценке потенциала фостерной семьи здесь очень важны факторы возраста и состояния здоровья.

Всегда очень большая проблема — поиск фостерных родителей для подростков. Разница между фостерными родителями и детьми в этом случае не должна превышать 45 лет, исходя из того, что дети фостерных семей нуждаются в длительной поддержке, здесь не стоит «испытывать судьбу». В интересах ребенка, чтобы его фостерные родители имели «жизненный запас времени». В случае большой возрастной разницы возникает специфическая проблема взаимоотношений ребенка, «внедренного» в семью, не только с биологическими детьми фостерных родителей, но и с их внуками. Надо отметить, что, если фостерные родители очень редко «возвращают» маленьких детей, то подростков — достаточно часто. Действительно, подростки бывают очень агрессивны и непослушны. И, несмотря на это, фостерные родители должны давать им не то, что они хотят, а то, в чем они нуждаются. Следует учитывать, что хотя бы один пережитый ребенком отказ может оказаться слишком сильной травмой для него. Поэтому задача социальных педагогов состоит в том, чтобы предугадать и предупредить сложности у фостерных родителей, помочь им решать возникающие проблемы с минимальными потерями.

Особый вид фостеринга — это родители для новорожденных до момента их усыновления. Этот период может иметь продолжительность от нескольких дней до нескольких месяцев.

Дом ребенка — самое худшее решение проблемы, так как именно первые шесть и первые три года жизни являются во многом решающими для развития ребенка. Фостерные родители для новорожденных нередко становятся крестными родителями, порой они усыновляют ребенка и практически всегда общаются со своими приемными детьми. Специалисты рекомендуют помещать фотографии спасенных фостерными родителями детей на видном месте.

Фостерные семьи для несовершеннолетней мамы и ее ребенка -еще один вид фостеринга. Очень часто девочки-мамы — это воспитанницы детских домов. В силу этого они лишены семейной поддержки и даже не знают, что это такое. Фостерные родители становятся одновреенно и родителями, и дедушкой, и бабушкои. Их задача состоит в том, чтобы научить девушку быть матерью, ответственно относиться к своему ребенку. Большинство фостерных родителей любят малыша, но недовольны юной мамой. Очень часто несовершеннолетние матери не готовы к материнству и воспитанию ребенка, предпочитают дискотеку. Позитивные перемены требуют больших усилий фостерных родителей и команды консультантов.

Предполагается, что в ближайшие годы в Венгрии появятся специализированные фостерные семьи для детей-жертв насилия; инвалидов и детей с психическими заболеваниями; детей, имеющих проблемы в обучении. Кроме того, есть необходимость в фостеринге для детей, у которых «особые родители». Так, в Будапеште есть семья, где несовершеннолетние три сестры и брат воспитываются мамой с диагнозом «шизофрения». Иногда женщина «в норме», и тогда особых проблем не возникает. Однако в периоды обострения больная требует лечения в госпитале. И в этой ситуации дети помещаются в фостерную семью.

Разработка обучающих и поддерживающих программ поддержки для таких родителей уже началась.

Можно предложить и другую классификацию фостерных семей. Существуют профессиональные и традиционные фостерные семьи. Профессиональные фостерные семьи получают не только зарплату, но и пенсию. Они обучаются в вечернее время в течение одного года и знакомятся с опытом других фостерных семей. Если срочные семьи финансируются из местного бюджета, то профессиональные — из областного. Фостеринг — право не только государства, но и частных агентов.

Следует подчеркнуть, что в фостерных семьях очень важную роль играет отец. Его присутствие, уже само по себе для многих детей становится событием в их жизни, поскольку в биологических семьях его нередко не было. Отцы принимают активное участие в обучающих программах, делятся своим опытом, обсуждают различные проблемы. Позитивное отношение отца, партнера к идее фостеринга является одним из важных критериев при подборе семей.

При этом порой присутствие детей стимулирует отцов радикально улучшить свое поведение. Бывают случаи, когда отец фостерной семьи в прошлом мог быть зачислен в алкоголики, однако именно чужие дети изменили к лучшему и его собственную жизнь. Он почувствовал ответственность перед ними и за них.

Коллеги из Англии считают, что составляющими необходимого минимума, который должен быть обеспечен ребенку фостерной семьей, являются: здоровье; социальные навыки; навыки независимой жизни; достижение определенного уровня культурного развития; достижение культурной, национальной, полоролевой идентичности.

Учитывая большую сложность стоящих перед фостерной семьей задач, в команду консультантов входят специлисты различного профиля: психологи, учителя, социальные работники, юристы, врачи. При этом следует проявлять особую заботу о том, чтобы группа специалистов действительно работала как одна команда, которая самым важным считает не удовлетворение своих профессиональных амбиций, а создание наилучших условий для развития конкретного ребенка в конкретной жизненной ситуации.

Разработанная на основе английского опыта система взаимодействия получила название «Работа вместе». Она направлена на то, чтобы каждый из специалистов был оптимально полезен. На первом этапе эта система предполагает заполнение специально разработанной анкеты с базовой информацией. К ней относятся, например, сведения о том, есть ли у конкретного ребенка братья и сестры. Возможно, что для ребенка характерны аллергические реакции; что наряду с задержкой в физическом развитии он имеет проблемы со зрением; или же он обладает музыкальной одаренностью. Названные характеристики не исчерпывают объема базовой информации, которая позволяет структурировать потребности ребенка. Опросник разработан таким образом, что может использоваться каждым из специалистов команды. Составной частью системы является и опросник, в котором фиксируется в письменном виде предпринимаемые каждым членом команды действия и оценивается их результативность. Таким образом, в случае необходимости, система позволяет проанализировать действия каждого члена и команды в целом. Когда в 1997 г. система «Работа вместе» начала внедряться, очень многие высказывали недовольство. Однако сегодня уже не вызывает сомнений целесообразность такого подхода, так как он гарантирует принятие компетентных коллективных решений. Система предполагает документирование ожиданий родителей и детей при обсуждении той или иной проблемы. Несомненно, что это требует времени, усилий и нелегко для исполнителей. Но это однозначно хорошо для исследователей и для анализа, ибо позволяет делать любые выборки, производить компьютерную обработку информации. При этом не следует забывать, что речь идет о здоровье и судьбе ребенка из группы риска, о конкретной человеческой судьбе. Кроме того, «Работа вместе» создает дополнительные возможности для повышения квалификации профессионалов и повышения их ответственности наряду с фостерными родителями. С ноября 1999 года данная система стала обязательной в Венгрии для всех учреждений опеки.