Юность

нашипубл

Л. Петрановская, М.

Широкова

Понятие «тинэйджеры» (от англ. суффикса teen — общего для всех числительных от 13 до 19 и aigе — возраст) включает в себя и подростков 13-15 лет, и молодых людей в возрасте от 15 до 19 (реально – до 21-22). Однако разница между этими возрастами очень велика.

На смену смутному отрочеству приходит юность — время заметно более светлое, хотя и далеко не простое.

К 15-16 годам  в основном завершается физиологическое взросление, улучшаются самочувствие и внешность. Постепенно человек обретает всю полноту физических и интеллектуальных возможностей. Уже примерно с 12 лет быстро развивается способность к обобщениям, логическое мышление. Но в отрочестве слишком многое мешает в полной мере оценить открывшиеся перспективы. Ухудшение концентрации внимания, падение умственной работоспособности, вызванное гормональной нестабильностью, может даже создать у некоторых подростков и их учителей впечатление «поглупения», снижения умственных способностей. Только часть подростков, имеющих устойчивые познавательные интересы, делают интеллектуальный рывок сразу же. Остальные начинают использовать новые возможности позже, когда придут в себя после потрясений отрочества — если за это время не махнут на себя рукой и не будут списаны в безнадёжные нетерпеливыми родителями и педагогами.

Исследования психологов показывают, что существенной разницы между мышлением и юноши и взрослого человека нет. То есть уже с 15-16 лет человеку в принципе посильна любая интеллектуальная задача. Но, может быть, ещё важнее то, что новый уровень развития мозга позволяет осознавать сам процесс мышления, получать удовольствие от поиска решения задачи. В юности человека интересуют границы возможностей его интеллекта, ему любопытно сравнивать себя с другими. Многие в этом возрасте с удовольствием играют в сложнейшие интеллектуальные игры, азартно решают хитроумные задачи, не упускают ни одной возможности «поиграть мускулами» ума.

Расцвет переживают и другие способности: в юности многие сочиняют стихи и песни, рисуют, играют в спектаклях, изобретают, занимаются творческим рукоделием. Именно на возраст от 15 до 22 приходится пора наивысших достижений во многих видах спорта. Успеху способствует и крепнущая способность к самоконтролю, саморегуляции. Юноша уже довольно часто знает, что ему нужно, и может управлять собой, от чего-то отказываясь, совершая немалые усилия ради достижения цели. Меняется отношение к учёбе, она воспринимается теперь как часть собственных жизненных планов. Даже если некоторые моменты вызывают протест и скуку, юноша уже может сознательно смириться с ними, если это необходимо для достижения своей цели — например, поступления в институт.

Один из основных вопросов подросткового возраста “Кто я?” сменяется вопросами о своих реальных возможностях и жизненных целях: “Чего я хочу?” и “Что я могу?”. 16-18-летних даже сами обстоятельства их жизни — окончание школы, необходимость зарабатывать на жизнь, отделение от семьи из-за учебы в другом городе или службы в армии, первая любовь и т.п. — вынуждают делать серьезные жизненные выборы: намечать свое будущее, выбирать профессию, образ жизни, стиль поведения, способ проведения досуга,  а возможно и спутника жизни. Это очень важные, серьезные решения, которые по сути человеку приходится принимать раньше, чем он к этому готов, раньше, чем у него появляется достаточно опыта, информации, мудрости, чтобы оценить тот или иной вариант. В этом и состоит главная особенность и главная трудность юношеского возраста.

В это время иным становится восприятие мира, себя, других людей. Появившаяся уже в подростковом возрасте способность к обобщению, к построению глобальных схем, в сочетании с отроческим максимализмом не способствовала хорошему настроению. Видение мира в черно-белом свете (исключительно плохой — полностью хороший, совершенно правильный — абсолютно неправильный) затрудняло общение с людьми, обрекало на постоянную эмоциональную качку. В юности способность к обобщению дополняется умением видеть переходы и полутона, единство в различном. Это улучшает самооценку, поскольку какой-то мелкий изъян уже не заслоняет всего остального, человек способен помнить, что хоть он и застенчивый, зато умный, пусть не красавец, но с хорошим чувством юмора. Вознаграждается и тяжёлый труд по осознанию себя, формированию своей личности. Человек уже не зависит так сильно от мнения окружающих, сам «знает себе цену».

Постепенно налаживаются отношения со старшими (если обе стороны за это время не поставили друг на друге крест). Пережив острое разочарование подросткового возраста, в юности человек начинает по-новому относиться к родителям и учителям. Он никогда больше не  будет обожествлять их, как в детстве, но и их несовершенство больше не кажется ему трагедией: люди как люди, со своими достоинствами и недостатками, которые не мешают их любить и уважать. И положение в глазах окружающих от промежуточного заметно смещается в сторону взрослого. Возмужалый вид и стиль поведения убеждает родителей, они готовы предоставить большую самостоятельность, постепенно свыкаются с мыслью, что их ребёнок — уже не ребёнок. В юношеском возрасте многие стремятся самостоятельно зарабатывать если не на жизнь, то на личные расходы, полная материальная зависимость уже несовместима с внутренним состоянием человека.

Некоторые американские психологи считают, что в возрасте 17-20 лет человеку совершенно необходимо “вырвать корни”, то есть отделиться от своих родителей и психологически и физически: стать независимыми, самостоятельными и по возможности покинуть родной очаг. Так оно обычно и происходит в американской культуре, где начало учебы в колледже или университете, поиск выгодной, интересной работы обычно становятся поводом для переезда из родительского дома. Однако для многих других культур, в том числе и российской, столь раннее отделение от семьи скорее свидетельствует о проблемах в отношениях между родителями и детьми, о том, что молодого человека дома ничто не держит – или слишком сильно держит, так, что он стремится поскорее вырваться. Ранняя самостоятельность, безусловно, многое дает молодому человеку, но в чем-то и обделяет, не давая ему навыка жизни в семье не на правах ребенка, а в качестве одного из ее взрослых членов. А чувство одиночества и неприкаянности порой толкает на поиски рискованных способов проведения досуга или завязывание очень тесных отношений с совершенно случайными людьми.

Отношения с окружающими продолжают играть в юности столь же важную роль, что и в отрочестве, но их характер меняется. Новая уверенность в себе позволяет оставить в прошлом полную подчиненность группе сверстников. Теперь человек стремится найти свое, особое место в группе друзей, ему важно не слиться с ней, а сделать так, чтобы его ценили и слышали. Если же есть принципиальные разногласия, юноша уже способен противопоставить себя группе, выдержать изоляцию от сверстников, но не уступить в важном для себя вопросе. Сверстники начинают восприниматься боле избирательно, на первое место выходят не такие, в общем, случайные, признаки, как музыкальные вкусы или манера поведения, а сходный образ мыслей, интересы, убеждения. Именно в этом возрасте часто рождается глубокая, на всю жизнь, дружба.

Само слово «юность» неразрывно связано в нашем сознании со словом «любовь». Мало что в этом возрасте кажется таким же важным, как отношения с любимым человеком. Обретая самостоятельность, юный человек психологически отделяется от прежнего источника эмоциональной поддержки – своих родителей. Это вызывает повышенную тревогу, обостренную потребность в понимании и нередко заставляет молодых людей искать в другом человеке такой несравненный идеал, который заменит собой всё, что ушло вместе с детством. Поэтому юным свойственно стремление полностью слиться с другим человеком. При этом их гораздо больше волнуют собственные чувства, чем состояние любимого, от него же требуются безусловные  признание и понимание. Но так как предмет привязанности скорее всего не сможет оправдать столь высоких ожиданий, рано или поздно  эмоциональный союз даст трещину. Чем больше идеализировался партнер, тем большее разочарование может испытать человек, столкнувшись с реальностью. Недавний идеальный друг или возлюбленный сразу превращается в противоположность — предателя или негодяя. “Ликование до небес и печаль до смерти” — так говорил о юношеских чувствах Гете.

Однако в этих эмоциональных потрясениях и переживаниях этого возраста заключен глубокий смысл. Юношеская “сила страстей” способствует развитию личности и ускоряет его, также как и всякое сильное переживание. Одиночество, ревность, обида, разочарование переживаются очень остро, доставляют много сердечных мук, но все это совершенно необходимо для душевого роста, для обретения подлинной глубины чувств.

Еще одна важнейшая задача отрочества и юности — создание системы ценностей. Человек больше не может и не хочет «жить чужим умом», он должен сам для себя определить, что важно, а что нет, что хорошо, а что плохо. Поэтому в этом возрасте так много читают, спорят, думают. Если время будет упущено и потрачено на бездумное подчинение воле старших или столь же бездумные развлечения, есть риск и всю остальную жизнь не жить, а «коротать время до смерти». Обычно молодые люди очень остро осознают это. В юности меняется восприятие времени. Если ребенок живет настоящим, подросток поглощен задачей отделения от своего прошлого — детства, то юноша устремлен в будущее. Именно в юности человек принимает свой первый жизненный план, который в будущем будет определять его судьбу, причем независимо от того, будет ли он реализован. Будущее разочарование или чувство измены своему предназначению могут стать основой глубочайших кризисов в зрелые годы.  

Юношеские планы — это ещё не чисто прагматичные расчёты взрослого человека, исходящего их жёстких реалий жизни и своих ограниченных возможностей. Они часто носят глобальный характер, включая в себя не просто личные достижения, а идеи переустройства общества, изменения жизни всех людей. Часто суждения молодых людей вызывают у взрослых тяжелый вздох: «Жизни не знаешь…» или возмущают своей категоричностью. Но вряд ли у тех же взрослых вызвал бы симпатию шестнадцатилетний человек, которого бы отличали приземленность, расчетливость и циничное признание несовершенства мира. В юности существует негласный запрет на критику своих идей и планов, человек не хочет сам себе заранее подрезать крылья. И никому другому не стоит этого делать, даже с добрыми намерениями «уберечь от разочарований». Юношеское ощущение своего всемогущества, конечно, иллюзия, хотя бы потому, что на осуществление всех планов и проектов просто физически не хватит времени, даже если достаточно способностей и энергии. Но благодаря этой иллюзии человек переживает один из самых ярких, творческих, счастливых периодов жизни и поднимается вверх, на расстилающееся перед ним плато зрелости. И никто заранее не может сказать, каким мечтам и в какой мере предстоит исполниться.