На сайте www.vesti.ru опубликована статья о том, как выпускники школы приемных родителей «Про-мама» нашли своего сына и стали родителями!

«Сначала появилась люстра. До Кати ее не было».

Андрей Зайцев гордо демонстрирует чудесный ремонт, который сделала в их комнате его жена Катя. С самым большим чудом, появившимся в его жизни, благодаря жене я уже познакомилась – это их четырехлетний сын Тема. Катя и Андрей взяли в семью малыша, в чем, конечно, нет ничего особенного. Это несколько лет назад усыновление, опекунство казались чем-то непостижимым. Из ряда вон выходящим.

И все же я решила рассказать о них, продолжая новогоднюю традицию: в прошлом году мы узнали, что мой брат Петр и его жена Ольга под самый Новый год усыновили девочку Дашу с синдромом Дауна. Сразу оговорюсь, Тема – здоровый, веселый, общительный мальчик. Но так случилось, что Андрей, талантливый журналист, изучающий французский и страстно любящий Маяковского, писатель, преподаватель истории Церкви – инвалид детства.

Придется также признаться, что формально история не совсем новогодняя. Сын у Андрея и Кати появился уже почти год назад. Но, зная, с чем пришлось столкнуться Зайцевым, пока Тема не оказался дома, я сразу напросилась на встречу. Андрей отшутился – родителям и ребенку надо было привыкнуть друг к другу. Снова и снова он отказывался, пока не сдался, честно признавшись: я никогда не буду готов, решай сама, когда приедешь.

В прошлую пятницу, проклиная все не свете от пробок и предновогодней ажитации до квартиры на пятом этаже без лифта, я позвонила в дверь. За ней стояли Андрей и очень похожий на него светловолосый мальчик с таким же внимательным взглядом из-под очков и не менее громким голосом, которым Тема тут же объявил, что он – врач и готов нам делать уколы. Стало понятно, раз малыш не испугался, все будет хорошо.

Пока Тема решал, кто он – врач или добрый солдат со щитом и мечом, Андрей рассказал о том, что у него ДЦП. И что только благодаря невероятной любви и упорству своей мамы Татьяны Андреевны он научился не только ходить и говорить, читать и думать. Андрей не стал изгоем для общества, он относится к своей болезни примерно так, как другие к головной боли, а потому никогда не просил, чтобы ему, как инвалиду, делали поблажки. Кстати, сам к себе он именно так и относился. Всегда.

Однажды, еще до женитьбы, он пошел гулять в компании друзей и их детей. По дороге Андрей приметил спортивную площадку и решил продемонстрировать детям свои спортивные достижения. «Я подтянулся на турнике – спрыгнул. Решил повторить». После второго приземления у Андрея оказался поврежден позвоночник. Он не мог ходить год. Потом встал на костыли. Потом… пригодилась та самая треклятая лестница на пятый этаж: Андрей ее использовал как спортивный тренажер для разрабатывания суставов, часами поднимаясь и спускаясь по ступенькам.

Он научился ходить второй раз за свою жизнь. Конечно, соревнуясь в беге с Усейном Болтом, Зайцев, скорее всего, проиграл бы, но поехать в Питер на две недели ему оказалось вполне по силам. Жил Андрей на квартире у своей знакомой. «Она-то и рассказала мне о молодой журналистке Кате, которой нужно было помочь найти работу. Правда, только рассказала, лично мы не познакомились. Стали переписываться. Я понял, что влюбился, еще не видя Катю. Только через два месяца она прислала свою фотографию», – вспоминает он. «Я первая нашла!» – решительно вступает в заговор Катя. «Представляешь, она нашла в Интернете мою фотографию, сделанную на следующий день после знатной пирушки. И не испугалась!» Все также, не встречаясь, Андрей сделал Кате предложение. Смеется: «И она почему-то согласилась».

Промолчать, не задать вопроса я просто не могла: «Катя, почему ты согласилась? Ты же знала, что Андрей нездоров, что могут быть проблемы?» Я боялась его задавать, потому что совершенно не представляла, что может ответить эта совсем молодая женщина. Она сумела удивить: «Меня не интересовали его болезни, меня интересовала душа человека. Я сразу приняла, что мне многое, если не все, придется на себе тащить. Хотя потом оказалось, что Андрей очень много делает».

Они встретились на журфаке Санкт-Петербургского университета и сразу поняли, что это – настоящее. Любовь. Не знаю, кто из них волновался больше, по крайней мере, Катя в своих переживаниях созналась: «В день его приезда у меня был экзамен. А меня трясет: я же жду жениха, которого я никогда не видела. Не знаю, как преподаватель понял, что меня лучше не спрашивать. Он посмотрел на меня и спросил: ну что, вы придете в другой раз?»

18 июля 2008 года Катя переехала к Андрею. Дату они запомнят навсегда не из-за ее романтичности. Во-первых, Катя приехала со всеми вещами, которые упаковала в огромные клетчатые сумки. Естественно, у самой большой сломалась молния и оторвались ручки. А еще именно в тот день у них в районе произошла страшная авария, в результате которой из всех труб исчезла вода. «Так что наша семейная жизнь началась бурно и интенсивно», — пошутил Андрей.

Собственно, на этом счастливом моменте они вполне могли бы успокоиться и дальше, как говорится во всех сказках, «жить долго и счастливо». Но Катя и Андрей решили, что им необходим ребенок. Пришлось задать еще один «тактичный» вопрос: «Зачем брать ребенка? У вас, с одной стороны, все хорошо, с другой своих проблем хватает». Кате удалось удивить меня и во второй раз: «Если мы живем в любви, и из нее ничего не рождается, значит, с нами что-то не так». Она призналась, что всегда хотела быть мамой: «Давно хотела детей. Много. Как-то я приехала на каникулы к родителям. За стенкой у девушки-соседки плакал грудной ребенок. Я тогда поняла, что хочу быть мамой».

Оказалось, что осуществить мечту не так просто. «Собрать справки — это ерунда, мне все оформили очень быстро. И медики попались очень хорошие. Мы пошли в психдиспансер. Я думал, там будут что-то спрашивать, а они только спросили, зачем нам ребено. Да когда я получал справки для работы в школе, со мной дольше беседовали. Единственное, было сложно получить визу медкомиссии: меня «зарубил» невролог, который написал в заключении, что мне разрешается взять только подростка и только под опеку». Устно доктор добавил: «Чтобы в старости ребенок за вами не ухаживал».

Но в опеке дело решили положительно. Зайцевы прошли Школу приемных родителей в центре «Про-мама» и принялись за поиски. «В Москве предупредили сразу — ищите в других местах. Нам предложили девочку с «небольшой педагогической запущенностью» в Питере. Мы согласились. Но она тяжело заболела. Мы постоянно искали в банках данных, и это было невыносимо», — признался Андрей.

Ситуация складывалась парадоксальная: казалось бы, в базе существует огромное количество детей, но если начать искать, выясняется, что этот уже усыновлен, у того есть родители, просто они сидят, у третьего тоже есть живые родители, только они сдали ребенка в детский дом «из-за сложного материального положения». Или взять в семью предлагают сразу двоих, а то и троих братьев-сестер. «Мы готовы были на двоих, но их уже кто-то забрал, — к такому Андрей оказался не готов. – В какой-то момент у меня началась депрессия».

На самом деле, Кате и Андрею только казалось, что долго ждут, просто ждать не было сил. Теперь уже не вспомнить, кому из них первому пришло в голову искать ребенка подальше от Москвы. Расчет оказался верным, в одном из регионов они нашли мальчика 3,5 лет по имени Артем. «На самом деле Тема – первый ребенок, с которым нам удалось познакомиться, всех остальных мы видели только на фотографиях в базе. Когда мы приехали, нас оставили одних. Первое впечатление было «нормально». Они возвращались домой опустошенными. Сил хватило лишь, чтобы задаться вопросом — может, еще и девочку какую-нибудь посмотреть. Ответа не было ни у того, ни у другого.

А на следующий день они узнали, что мальчик попал в больницу. У будущих родителей оказалась целая неделя, чтобы принять решение. «Чем дальше, тем больше мы привыкали к мысли, что Тема — наш. Да и другие варианты вдруг закрылись сами собой», — эту часть своей истории Зайцевы рассказывали уже практически хором. Уверенность крепла.

Через неделю они позвонили в детский дом и сказали, что заберут Тему.

…Домой добрались только ночью. Малыш, утомленный переживаниями, крепко спал, но, оказавшись в незнакомом месте, сразу проснулся и начал плакать. Чтобы Артем успокоился, Катя и Андрей накормили его сладостями. И всю оставшуюся ночь сторожили его сон. Так началась новая жизнь для каждого из них.

Они действительно все еще привыкают друг к другу. Андрей с интересом наблюдает за тем, на что еще способен маленький мальчик и по-отцовски гордо умиляется тому, что Тема уже выучил «много умных слов». Катя с не меньшей радостью демонстрирует детские поделки мальчика. Признается, что каждый раз с работы торопится поскорее вернуться домой и даже думает о том, чтобы уволиться – ей неуютно столько времени без сына и мужа.

А еще они оба (да что там оба, все трое) хотят, чтобы семья стала больше: «Андрей сразу хотел девочку», — говорит Катя. «И до сих пор хочу», — вторит ей муж.

Источник: www.vesti.ru